Всё про машины простым языком🛣

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Любовь к праворуким машинам появилась после покупки Мицубиси Диамант в далеком 2001 году. Первая машина была Ока. За руль сел поздно, в 40 лет. До этого просто не было возможности. Диамант был куплен за 150000 рублей на рынке «Белая башня» в Екатеринбурге вместо планируемых жигулей по воле случая.

На следующий год поступило предложение съездить во Владивосток. Потом ездил каждый год во время отпуска. Водитель я никакой как с практической, так и с технической точки зрения. В первой поездке пробил поддон коробки-автомат в районе Магдагачи. Машина мазда-демио. Во второй поездке сжег автомат на мицубиси RVR в районе г. Омска. В третьей поездке получилось все удачно. Пригнал Хонду Fit 2001 года. Они тогда только-только появились на рынке. Приятель мой до сих пор на ней ездит. Четвертая поездка опять была неудачной. Автомобиль под названием тойота Сами, с турбонадувом был плохо восстановлен во Владивостоке после аварии. В результате тряской дороги двигатель стал проваливаться. Дома уже местный сварщик сказал, что сварка креплений была точечной. Подробностей неполадки сейчас уже не помню. Плюсом подтекала коробка-автомат. Все остальные поездки в целом заканчивались нормально. Всего их было чуть больше десяти.

Коммерческая составляющая всех моих перегонов никогда не была приоритетной. Главная цель — дорога. Когда не было денег на приобретение своей машины, соглашался съездить просто так, за компанию. Ты как будто в отпуск едешь на халяву. А когда еще плюсом какая-то денежка появляется, то воспоминания становятся вдвойне приятней.

Со временем по ряду причин интерес к праворуким стал заметно пропадать. Когда образовался Таможенный союз, то все наши перегонщики ломанулись в Белоруссию. Был временной промежуток, с полгода, когда на одной машине можно было при очень хорошем раскладе заработать до ста тысяч рублей. Из Белоруссии я пригнал американский мицубиси Лансер, двухлитровый. Доверия он мне не внушал из-за коррозии кузова. Продал и впервые в своей жизни к новой покупке отнесся меркантильно. В результате была куплена тойота Саксид 2003 года с пробегом в районе ста тысяч км за 270000 руб. Лет 7 я на ней отъездил, не зная горя.

В 2014 году переехал в Крым уже в статусе пенсионера. За 4 года сидения в Крыму появилась возможность купить более свежую машину. Но больше всего хотелось снова съездить во Владивосток. Саксид на удивление был продан быстро за 250000 рублей. Приехал пастор из Сочи и купил для работы. В итоге образовалась сумма в районе 750000 рублей и цель в виде поездки с женой по всей России.

Имея свой дом и руководствуясь поговоркой «от добра добра не ищут», остановились на той же модели. Хотели купить на аукционе через посредническую фирму во Владивостоке, но из-за непонятной ситуации с продлением кнопки ГЛОНАСС с 1 июля заявки, до разрешения ситуации, не принимались.

Поездка планировалась в начале августа. В начале июля ситуация с ГЛОНАСС была разрешена, но «поезд уже ушел». В результате просмотров авто на дром.ру заинтересовал саксид 2013 г. с оценкой 4 «В» и пробегом 19000 км. Даже не верилось, что такое возможно. По данным в ссылке объявления зашел в статистику. Есть такая машина. Цена — 570000 руб. Торговли по телефону не получилось. Продавец согласился на чисто символическую скидку в 5000 руб. Был уверен, что машина на рынке не застоится. Большинство таких машин, выставленных на продажу, имеют пробег уже больше сотни и зачастую без аукционного листа, но дешевле. Схема продажи — мутная, продавец — нервный.

Дело в том, что по новым требованиям купить физическому лицу можно только одну машину, а это — смерть для бизнеса. Вот продавцы и ищут подставных лиц, на которых и оформляют машины, разумеется, за определенную плату. При постановке на учет в ГАИ сверяют подписи в договоре купли-продажи и ПТС. Они должны совпадать. Сейчас «беспробежные» машины продаются не собственниками. Продавцы будут уверять, что собственник по бумагам их знакомый, но показать его вживую не всегда возможно, так как он может быть в командировке, на работе, либо просто занят. Такая схема действует. Для жителей Приморья тут ничего необычного нет. Для жителей остальной части России — это криминал.

Покупал я через малознакомого Юру из Владивостока. Раньше пару раз заезжали к нему. У мужика семья, автобизнес. Была уверенность на 99 %, что не кинет. Договорились, что он посмотрит. Если все нормально, то внесет залог и в течение недели от моего имени оформит договор купли-продажи, сверит подписи.

Деньги я перечислил сразу после внесения залога. Фактически машина покупалась по одному аукционному листу. Никто ее в автосервис не возил. Им там некогда такой херней заниматься. «Хочешь купить — привози специалистов, пусть на месте смотрят», или — «не покупай». Понять продавцов тоже можно. Автобизнес в Приморье — при смерти: налоги, пошлины, с каждым годом возрастающие ограничения, новшества в виде кнопок ГЛОНАСС, которые разрешают милостиво на полгода и продлевают с опозданием. Народ волнуется: «Успеем, не успеем». Все это очень унизительно.

Итак, машина куплена, осталось только приехать и забрать. Думал: улетим на самолете из Москвы по цене 15000 руб. на рыло. Не получилось. Ждать еще месяц, когда они подешевеют — не вариант. По факту — только паровоз Москва — Владивосток на верхних полках. Ну и до Москвы еще нужно добраться. Как раз то, что нужно для пенсионера.

До Москвы добрались самолетом из Симферополя. В Москве встретил знакомый. Он в это время находился там в служебной командировке и снимал квартиру недалеко от Казанского вокзала. Два дня гуляли по Москве.

Москва впечатлила. По моим ощущениям — чисто европейский город. Квартира — в доме старой застройки. Вокруг такие же: трех и пятиэтажные дома. Много детских и игровых площадок, а также зон отдыха с зелеными насаждениями. Стены зданий со всех сторон выглядят свежо, не как в остальной части России. Много дворников и мало людей. Тихо, спокойно. В центре много туристов, особенно на Красной площади. Понравилась возможность брать со стоянок велосипед, который можно оставить в любой части города после проката. Много предложений по экскурсиям. Мы прокатились по Москве-реке. Маленькая бутылка минеральной воды на катере стоит 100 рублей, в магазине — 12. Парадная Москва красива, ухожена, хороша. В метро ощущения уже другие: спешка, толкотня, шум, сквозняки. Настроение быстро меняется. Состояние духа — угнетенное.

Ну, вот и загрузка в поезд. До конечной остановки 7 дней и 8 ночей. Вагон оборудован двумя биотуалетами и кондиционером. С розетками проблем никаких. Проводницы старались поддерживать чистоту и порядок, я бы сказал, с некоторым фанатизмом. Чувствовалось, что очень дорожат своими местами и боятся жалоб в свой адрес со стороны пассажиров.

Нам с женой очень повезло с пассажиркой на нижней полке — пенсионеркой Екатериной Степановной. Она ехала до Уссурийска. Человек старой закалки и воспитания. Благодаря ей, мы имели всегда возможность перекусить и посидеть на лавочке. С соседями на другой полке не повезло до конечной остановки. Никто из них не желал делиться пространством и всячески его оберегал. Спать было удобно: никто не храпел, вагон покачивается, температура поддерживается. Все-таки переезд очень длинный. Первые два дня еще ничего, а потом тоска. Спасали отчасти очерки Арсеньева об исследованиях Приморского края. Почти ничего нового для себя в этой поездке на поезде через всю Россию я не увидел. Одно дело, когда тебе 15-20 лет и ты едешь в первый раз, и совсем другое в 60. И все-таки отмечу некоторые перемены.

Стало чище, меньше пьяных, меньше шуму и суеты в вагоне. Народ все меньше перестал смотреть в окно и на соседей, а больше — в гаджеты. Каждый сам по себе. Никто не ищет новых знакомств и разговоров: кто, откуда и зачем. Нет шумных застолий с коньячком или водочкой, никто ни кого не угощает. В тамбурах чисто и никого нет. Курить запрещено. Открывать окна запрещено. Выскакивать на перрон, если стоянка меньше 5 минут, запрещено. Лучше стало или хуже — не знаю. Мне — курильщику со стажем — не понравилось.

Ну, вот и Владивосток. Время 6:00. Льет дождь. В Москве, в салоне связи установил безлимитный интернет по всей России. Думал: приеду, сяду и по объявлениям без проблем найду квартиру за приемлемые деньги от 1000 до 1500 руб. за сутки. Обещанный интернет не работал. Салоны связи открываются только с 9:00. Дождь не прекращается. Жена в трансе: «Куда ты меня привез?»

Квартиру для аренды предлагала только одна тетка за 2000 руб. в сутки. Надо было соглашаться, но мне показалось дорого. В 9:30 открылся салон связи, подключил интернет. Аренда скромной «гостинки» начиналась с 1700 руб., однако по факту еще дороже. Ближе к обеду все же нашли за 1700 по адресу: ул. Сельская, 10. Поехали на такси смотреть в назначенное время. Люди мы непритязательные, но то, что нам предложили, повергло в уныние. Дом строился как замена общежитию для молодых семей, в послевоенное время. Длинный коридор, по обе стороны комнаты, оборудованные детской ванной с душем и унитазом. В комнате два надувных матраса, советский телевизор, столик и два табурета. Балконов в доме нет. Все это терпимо, но никаких ремонтов со дня постройки: грязные окна, окурки, плевки, нецензурные надписи, облупившаяся краска темно-синего цвета. В комнате был обнаружен клоп и пара тараканов, очевидно, с коридора. Косметический ремонт мало прибавлял настроения. На улице не прекращается дождь. Вот нигде, ни в одном городе таких унылых зданий не встречал. Отказываться и искать что-то новое — нет сил. Соглашаемся на 4 дня. Забегая вперед, скажу, что прожили мы там 8 дней. В принципе — тихо, спать можно. Даже советский холодильник работал. Народ — работяги, в основном молодые семьи.

После обеда, несмотря на дождь, пошли смотреть машину. Машина как машина — ничего примечательного. Незначительный пробег был подтвержден визуально. Аккумулятор, правда, при продаже был заменен, и завести двигатель не удалось. Состояние резины на 13 дисках тоже оставляло желать лучшего. В отличие от проданной машины у этой центральный замок сразу закрывал и открывал все двери. Появилась возможность регулировки уровня ближнего света, понравилось. В остальном без изменений. При покупке предпочел старый кузов: выше клиренс и не вариатор. На следующий день договорились снова встретиться, чтобы купить аккумулятор и сделать страховку. Дорогу до дому забыли и пешком, под непрекращающийся дождь, по сопкам: вверх-вниз добирались часа два. Пришли без ног и с простудой. Кашель не проходил потом недели две.

Страховку делали три дня по непонятным мне причинам, и я сейчас в сомнениях о ее действенности на территории Севастополя. Зарегистрировать быстро тоже не получилось. Если в порядке живой очереди, то это раз в неделю. Ехать без номеров — подвергать себя опасности быть неоднократно оштрафованным. Помог Юра. В течение часа кое-как смогли через «госуслуги» записаться на регистрацию в ГИБДД. Юра также сам поставил мне проставки, купленные на авторынке: перед — 25 мм, зад — 30 мм. Кроме этого установил магнитолу с камерой заднего вида и навигатором.

Теперь о городе. Город весь на сопках. В этом плане он дает фору Севастополю. Город контрастов. Здесь соседствуют великолепные в архитектурном плане постройки, особенно в деловом центре наряду с убогими неприглядными «хрущевками» и «брежневками» в спальных районах. Из-за сопок и множества машин проблемы с парковками. Зачастую улочки очень узкие и разъехаться сложно. Водители мне понравились. Показалось, что в целом они более профессиональны, чем в других регионах: не суетливы, предсказуемы, хорошо чувствуют габариты своих и чужих машин, терпимы к чужим ошибкам, но вместе с тем могут и осадить при случае. Без особых причин не сигналят.

Автомобильный парк в городе стал заметно беднее, чем те же 10 лет назад. В такси в основном используются приусы и пробоксы. 80 % это японские малолитражки до 1,5 литров. Больше стало машин с левым рулем. Глазу зацепиться не за что. Куда подевались « марки», «кресты», «крузаки» и другие достойные автомобили? Цены на бензин и пошлины заметно обеднили город. Впечатляют недавно построенные мосты. В центре у набережной много китайцев и других азиатов. Показалось, что каждый третий.

Понравились столовые: чисто, вкусно, недорого. В Севастополе таких нет. Портовый город, чувствуется во всем и везде. Здесь без проблем можно купить товары со всего света. Движение тоже чувствуется. Показалось, что здесь нет ленивых людей, каждый — при деле. Город просыпается рано. На дождь никто не обращает внимания, как будто его и вовсе нет.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Многие ходят без зонтиков. Из 8 дней, прожитых здесь нами, только один день был солнечным.

Решили съездить на Русский остров. Если честно — не впечатлило. Был выходной день и очень много горожан поехали отдыхать именно туда. Пока остров совсем не благоустроен. Грунтовая дорога вдоль побережья и никаких приспособленных мест для отдыха. Все как после строителей какой-нибудь многоэтажки — кругом промышленные отходы. Вода более соленая, чем на Черном море. Никаких усилий, чтобы удержаться на плаву, не требуется. Было в планах съездить на рыбалку на целый день, но дождь и усталость от решения других проблем не способствовали этой затее.

В планах было тупо нажраться разной икры и рыбных деликатесов, и это нам удалось. Икра дорогая, но вкусная. Покупали на Первореченском рынке. Цена до 4500. Для пробы ранее брали за 3500 на станции в Вяземском. По качеству на рынке значительно лучше. Хотелось съесть столько, чтобы потом не хотелось. Не получилось. Думаю, что по разнообразию и качеству рыбных продуктов Владивосток в России на первом месте. Цена тоже чуть ниже. На рынке покупали свежую кету без головы за 260 рублей. Были и в китайском ресторане. Один раз понравилось, второй — не очень.

Понравилась работа такси во Владивостоке: быстро, недорого.

Запомнились армянская шашлычная возле ТЦ «Бачурин» и два толстых и носатых армянина за столом: горы мяса, коньяк и неспешная беседа на своем языке. А вокруг машины, люди — туда-сюда. Очень хотелось присоединиться к ним. Вкусно там готовят и лаваш бесподобный.

Много времени потратили на магазины. Хотелось увезти с собой побольше гостинцев для родных и друзей. Купили много китайского чая, сушеных кальмаров, лекарств в китайской аптеке, шоколадных конфет со знаменитого Владивостокского кондитерского завода. Сладости я, правда, не оценил. В дорогу также взяли газовую плиту, топор, пледы и прочие товары, необходимые в дороге.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Дорога на Русский остров.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Одно из самых красивых мест на острове Русском.

На восьмой день после нервной регистрации авто мы все же под непрекращающийся дождь покинули этот славный город. Во Владивосток стоит слетать отдельно, с деньгами, конечно. Там есть что увидеть. Оттуда и в другие страны легко попасть, если есть загранпаспорт.

По пути решили по старой памяти заехать в Уссурийск на китайский рынок. Пробыли там часа четыре. Рынок уже не тот. Купил там резиновые сапоги у китайцев производства Челябинского РТИ. Сейчас никто за тобой не бегает и редко кто из китайцев улыбается. Особо не торгуются, корефаном не называют. Китайская кухня тоже уже не та. Как-то снисходительно стали на русского Ивана смотреть. Порции огромные, как и прежде, но все без улыбки, убого, грязно и невкусно. Может, мы раньше менее взыскательны были?

Вечером тронулись в путь. Ночевать привыкли в машине, съезжая с трассы, с расчетом, что, пока темно, никто нас не видит. Плохо, что во тьме не всегда удается сносную стоянку найти. Заночевали где-то в лесополосе перед Хабаровском. Ох, и мошкары там! Просто тучи. Ну нигде такого количества не встречал. Это я про Приморский край в целом. Хабаровск проехали днем. По музеям не бегали, устали во Владивостоке. Цель — сама дорога.

Забегая вперед, скажу: плохих дорог сейчас нет. Везде асфальт. Почти все большие города проезжаешь по объездной. За Биробиджаном дождь, наконец-то, прекратился, и выглянуло солнце. До указателя «Москва — Владивосток» ехал не спеша, можно сказать, «тошнил» 60-80 км в час, понимая, что это последняя поездка. На душе и хорошо и грустно. Трасса пустая. За весь день пролетит мимо пара машин без номеров и все. Населенные пункты до Читы находятся вне дороги. Изменилась ли там жизнь? Не знаю. Сейчас съехать с трассы куда-то в лес или на речку стало сложнее. Для технических остановок придумали короткие заасфальтированные съезды, которые заканчиваются через 10 метров. Естественно, все они загажены, и так по всей России.

После памятной стелы «Москва — Владивосток» съехали с трассы и повернули влево на Благовещенск. Цель — посмотреть город, да пройтись по набережной, возможно из китайских товаров что-нибудь прикупить, по принципу: «Сто верст для бешеной собаки не крюк». Приехали за два часа до заката.

Город находится на слиянии рек Зея и Амур. Набережная понравилась. За рекой китайский город Хуанхэ. Китайцы, как бы соревнуясь, понастроили вдоль своей набережной ряд раскрашенных зданий и других построек. С нашей стороны все более скромно и монументально. Я бы даже сказал величественно и неприступно. По Амуру плавают катера и другие суда (не знаю их названий). Красиво.

Разговорились с местным мужиком лет 30, прогуливающимся с дочкой. От близкого соседства с китайцами он не в восторге. Ни разу границу не пересекал. Торгашей-китайцев, тех, кто в Благовещенске понастроили торговые центры, не любит. С его слов, покупая один раз товар у китайца, попросил заменить его. Тот заменил и кинул ему в лицо, как собаке. «Я не выдержал и дал ему в рыло. Тут же сбежалось около десятка других китайцев. Меня просто вынесли на руках. Пока выносили всего ногами испинали. Как будто я у них в гостях, а не они. Наша милиция благосклонна к ним, как будто прикормлена».

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Хуанхэ.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Набережная Благовещенска.

Темнело, и надо было искать ночлег. Стали искать его на берегу Зеи, но заехали в комариное царство. Кругом камыши, грязь. Потеряли массу времени и уже затемно кое-как выбрались обратно в город. Куда ехать — не знаем. Стали ругаться между собой, понимая, что в дороге этого делать нельзя. Так-то хотели с утра еще погулять по городу. Решили ехать в сторону Свободного и заночевать при случае. Случай не представился. Дорога отвратительная, переходящая в грунтовку. Местами скорость не превышала 20 км в час. Да еще дождик полил. Так и доехали до трассы Владивосток — Чита, где и заночевали.

Следующая остановка была на речке или Амазар, или Черная. Раньше мы ее всегда примечали, но останавливаться было некогда. Её хорошо видно с моста, слева. Там галечная отмель и часто внизу видны машины. Было тепло и солнечно. Вода холодная, но я все равно искупался и получил кусочек счастья. Постирались, просушились, пообедали. Жена босиком бродила по отмели вверх по течению, ну а я курил, глядя на бегущую мимо речку с прозрачной чистой питьевой водой. Ночевать не стали.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Раньше Читу всегда проезжали мимо, ну а тут заехали. Суровый такой городишко, как окраина Челябинска. Не помню пышных зеленых насаждений, парков, местных «Арбатов». Слышал, что музей декабристов там неплохой, но мы не попали. Вроде солнце было, а все как-то серо в памяти. Рынок понравился. В нем было все понятно: куда идти и зачем. Обилия монгольских товаров не было. В основном Китай. Мясо дешевое, покушать — не дорого. Купили попробовать конской колбасы в дорогу. Мне понравилось. В Чите начались позы, или бузы по-местному. Кто не знает: огромные пельмени с дыркой. Фарш — чистая говядина. Сок от фарша в процессе варки не вытекает, остается внутри. Позы мы будем есть вплоть до Иркутска каждый день, уж очень они вкусные и всегда чуть не похожие на предыдущие. Запомнилось: от Читы до Красноярска мясные блюда недорогие и качественные.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Позы.

В Улан-Удэ въезжаем во второй половине дня. Мне нужно поменять масло в машине; жене — как обычно. Вот всегда раньше отмечали неадекватность бурятских водителей, как будто обкуренные, так и в этот раз. Вечно куда-то несутся, сигналят, матерятся, поворотники не включают. Если я на «главной», то это вовсе не означает моего преимущества. Жене все интересно: «Ой, смотри какой памятник прикольный, остановись, я сфотографирую!». Я же нервничаю, матерюсь про себя и на ее просьбы не реагирую. Ощущения такие, как будто я за рулем в первый раз еду. После очередного торгового центра, где по мнению супруги должны быть дешевые и очень качественные заграничные товары, необходимые в качестве подарков для родственников, уже на закате, выезжаем из города. Хотелось посмотреть знаменитый буддийский храм, о котором мы знаем из картинок о Бурятии, но он, оказалось, находится не в Улан-Удэ. Все-таки по дороге заезжаем в исторический буддийский городок. Это как бы музей под открытым небом. Красиво, колоритно, впечатляюще. Город интересен и в плане архитектуры. Здесь находится самая большая голова Ленина в виде памятника, много национальных арок, статуй в виде всадников, оленей. Много и других примечательных мест.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Перед Улан-Удэ за 20км.

После Улан-Удэ путь держим в сторону Баргузина. Хочется посмотреть Байкал. По дороге в Иркутск Байкал толком не увидеть, он отгорожен железной дорогой. От Улан-Удэ до озера километров 400 по горной дороге. Дорога очень хорошего качества. Ночуем в лесу среди огромных сосен. Утром мы у цели. Настроение заметно улучшилось, особенно после чашки китайского чая и сигареты с видом на песчаную отмель, кристально чистую воду и гор вдали, подернутых дымкой.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

И все это среди огромных сосен и запаха хвои. На первой же стоянке приятно удивляет отсутствие скоплений автомобилей, мусора и шумных компаний. В течение первых трех часов подъехала пара машин, да и те остановились вдали. Место было хорошее, но мы поехали дальше. В ближайшем поселке купили продукты и далее встали, уже для капитального отдыха с ночевкой. С дровами и костровищем проблем не было. До заката просто ходили вдоль берега босиком по мельчайшему песку, любовались накатывающимися волнами, их всплеском, чайками, муравьями, снующими прямо по остаткам речной пены. Потом посидели у костра, выпили немного Юркиной самогонки и спать. Тепло на Байкале, пока солнце в зените, а потом быстро холодает.

На следующий день все же искупались. Первые пять минут холодно, а потом благодать. Зимой, когда суешь замороженные руки в холодную воду, придя домой, чувствуешь покалывающееся, расходящееся по всей ладони тепло. Вот тут то же самое, только тепло по всему телу. Да и как по-другому? Не искупаться — потом всю жизнь жалеть.

До Усть-Баргузина мы не доехали, только до Максимихи мимо Горячинска. Горячинск — курортный поселок. Там есть минеральный источник, но не оборудован. Можно было бы соорудить бассейн под открытым небом и купаться зимой. В поселке достаточно желающих сдать отдыхающим жилье, но самих отдыхающих очень мало, даже в разгар сезона. Санаторий понравился тем, что за последние лет 30 здесь ничего не менялось. Как будто возвращаешься в брежневскую эпоху: беседки, лавочки, скульптуры, деревянные бараки с завалинками, огромные окна с деревянными рамами и наличниками, кровати с панцирной сеткой и возрастной, никуда не спешащий обслуживающий персонал. Очень захотелось снять там комнату, полежать на койке, понаблюдать за редкими мухами на оконном стекле и сходить в столовую.

Сам поселок, как и другие, богат новыми красивыми деревянными домами из бруса. Дома и прилегающие постройки сделаны с любовью, много резьбы и узоров. Впечатление создается, что лесоматериалы здесь недорогие. Много коров, лениво лежащих на кучах песка вдоль улицы. Травы вокруг полно: сочной и вкусной. Чо лежат, не понятно. Дорога дальше так и бежит вдоль Байкала. В Максимихе ремонтируют мост и строят дорогу. Попали как раз в обеденное время. Замечательная столовая, ну и опять позы: вкусные, дешевые. На Байкале делаем еще одну ночевку и едем дальше, опять же через Улан-Удэ. В этот раз проезжаем спокойно, без нервов. В Бабушкине покупаем омуля и заезжаем снова на берег Байкала попрощаться. Он того стоит. Вроде и были всего два дня, но впечатления на всю жизнь останутся.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

В этот раз гор перед Иркутском я как-то не заметил, смотровых площадок — тоже. Горы непреступными казались раньше, когда в гололед мы тащили на сцепках по две машины. Иркутск проехали уже затемно. Тоже бы стоило заночевать в гостинице, да посмотреть город, но дорога длинная, всего не охватишь. Планировали еще пару дней прокатиться по горному Алтаю, когда еще такой случай представится. Но передумали, потому как были там уже два раза и махнули в Хакассию.

Не доезжая Красноярска, свернули влево. До Абакана 400 км. Дорога хорошая, но безлюдная. Абакан довольно ухоженный современный город. Улицы широкие, движение неспешное. Самих хакасцев очень мало, в основном русские. Не заметил я в центре города убогих пятиэтажек. Много зелени, цветы на клумбах. Больших высотных зданий тоже не заметил. В целом сложилось приятное впечатление. Понравилась столовая в центре. Чисто, культурно, большой выбор, недорого. Немного погуляли и ближе к вечеру поехали в сторону Шушенского искать ночлег. По дороге застала гроза и сплошной ливень, очень затяжной. Хотелось заночевать в гостинице, но впотьмах, да при непогоде ничего подходящего не нашли. Поехали за село, там и заночевали.

Поутру поехали смотреть музей под открытым небом. До его открытия походили по местному рынку. Впечатление — как будто в далеком прошлом очутились. Торгуют в основном пенсионеры продуктами со своего хозяйства.

Музей превзошел все ожидания. Тут сохранилась целая деревня (домов 30-40) с целыми улицами времен пребывания Ленина в ссылке. Дома из лиственницы. Кое-что, естественно, отреставрировано, но по заверению экскурсовода 70% осталось нетронутым. Жили в деревне староверы. Сохранился и острог с деревянными кольями по периметру. Многие дома доступны для осмотра, в том числе и просторный дом, где проживали молодожены Ульяновы. Жили неплохо, даже имели прислугу. Деньги и литературу присылали соратники по борьбе за светлое будущее. Удивили коньки, на которых Ильич зимой катался. Кажется, из Швейцарии ему привезли. Коньки с помощью винтиков подгонялись к ботинкам любого размера. Выходили бородатые мужики на речку Шушу, карманы полные кедровых орешков, и глядели, качая головами, на молодого задорного Ильича, в одиночку катающегося на супер-коньках, по-европейски, заложив руки за спину. Любил Ленин и охоту, имел свое ружье.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Комната Ленина в Шушенском.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Информации и фото по музею достаточно в интернете, но мы-то не знали этого, отсюда и эмоции. Рядом с музеем построена «Новая деревня» — имитация старой. Просто несколько домов построены под копирку и той же технологии. Эти дома сдаются как гостиничные номера. Здесь часто проводятся фестивали народного творчества с песнями и плясками. Очень хотелось остановиться здесь на пару дней, но жена была против. Чувствовалась уже накопившаяся усталость от поездки и желание приехать домой. Решили просто прокатиться до Тувы, посмотреть природу и обратно, уже по другой дороге вернуться в Абакан и — домой, то есть Екатеринбург.

До Кызыла через Туран 400 км. Дорога отличная. По ней едут все фуры, доставляя товар до республики Тува. Железной дороги нет. Так и хочется сказать, что Тува находится на задворках Российской империи. Дальше дороги нет, Монголия. В горных местах все дороги пролегают по ущельям, вдоль какой-нибудь речки. Реки могут меняться, но принцип везде один. Опять безлюдно.

На перевале, где граница между республиками — смотровая площадка. Две тувинки чем-то торгуют. Неинтересно. Подходим к краю обрыва, вид завораживающий. Ветер, низкие дождевые тучи. Далеко внизу извивается и шумит речка. В таких местах силы часто видишь деревья, обвешанные разноцветными тряпками, символизирующими поклонение местных племен силам природы. Ощущения будто на кладбище находишься, невеселые. На своротке к Турану — базарчик, где можно перекусить. Заказываем шашлык. Его готовит молодой парень, не на огне, а в какой-то специальной шашлычной печке. Готовит весело, быстро, с чувством собственного достоинства.

С ночевкой повезло. Находим место прямо возле горной речки, в метрах 30 от дороги. Засыпаем под убаюкивающий шум воды. Утром кипятим чай, завтракаем и едем дальше. Едем не спеша, часто останавливаемся. В отличие от дорог горного Алтая горы в этих местах сплошь покрыты еловыми лесами. Ели, ели и ничего кроме елей. Отвесные лесистые горы громоздятся рядом с дорогой. Уже ближе к Кызылу пейзаж меняется. Появляются долины вперемежку с холмами. Одна из долин называется Царской. По преданию здесь хоронили только лиц знатного происхождения, а холмы — это насыпные курганы. Сам Кызыл расположен в долине, где берет начало Енисей в устьях рек: Большого и Малого Енисея. Перед въездом на холме священное место. Доступ — по ступенькам вверх, а там что-то вроде беседки, похожей очертаниями на юрту. В ней сидит местный дед. В руках какая-то книга. Он забрался сюда без машины. Похож на местного священнослужителя. Он нам подсказал, что можно посмотреть в городе и как доехать.

Едем в центр сначала на базар. Там традиционно заказываем позы. В глаза бросается аскетичность заведений: рукомойник, кусок хозяйственного мыла, пластиковые столы с табуретками без салфеток. В основном тувинцы. Строго так на нас поглядывают, готовые сделать замечание, если что-то вдруг не так сделаем. На рынке купили толстое верблюжье одеяло на деньги, сэкономленные на отказе от гостиницы в Шушенском. Купили фарш говяжий с бараниной за 260 рублей с целью пожарить котлет на привале. Город небольшой. В центре чуть-чуть помпезности, символизирующей независимость. Какой-то крашеный дворец под золото. Понравился только государственный этногеографический музей, но он был закрыт. Следующая достопримечательность Тувы — юрты. Это нам по пути. В городе достаточно пьяных, неряшливых тувинцев. Чем-то индейцев напомнили. Многие с трудом понимают русский язык. Ощущение такое будто русских здесь недолюбливают. Не родные мы им по духу.

Юрты находятся километрах в 30 от Кызыла. Если не знать о их существовании, можно и мимо проехать. Но мы знали. Они находятся у истоков Енисея и считаются святым местом. Это как бы языческий такой памятник прошлому народа Тувы. Юрты очень большие, белые и нарядные. Практического значения они не имеют. Очень накладно и неудобно такие за собой таскать по пастбищам. На территории таких юрт штук 20. Они закрыты для посещения, возможно, мы не в тот день попали. В одной из юрт находится ресторан. В нем всего два человека. Пообедать очень дорого, мы отказались. Много больших, священных знамен. Даже при малом ветре они издают характерный звук, похожий на раздуваемый огонь в паровозной топке. Чем-то древним и мифическим отдает от этого места. Очень красивый вид на Енисей.

Возвращаемся в Абакан через Ак-Довурак. По этой дороге до Абакана 650 км. Дорога значительно хуже предыдущей и длиннее. Едем с надеждой увидеть новые горы и реки. Безлюдный край. Первые 200 км идут равнины вперемежку с небольшими холмами. Иногда попадаются местные деревушки, напоминающие резервации. Располагаются они не менее километра от дороги. Домики маленькие, по форме больше похожие на юрты, но из дерева. Деревья в поселках отсутствуют, асфальта нет. Бедно живут тувинцы. По дороге останавливаемся в придорожном кафе. Рядом с кафе — деревянный туалет. Подъехала пара машин с тувинцами, человек 8 и по очереди все направились в местное заведение. Удивительно. Что мешало им сделать это все по дороге, за сто верст никого. Возле кафе ни одного окурка, чисто. На нас поглядывают несколько отчужденно.

Незаметно для себя въехали в горы. Со стороны Алтая они лысые, как будто северные холодные ветра здесь преобладают, но ближе к перевалу стали попадаться хвойные деревья. Около границы с Хакассией нас останавливает ДПС. За два дня пути нам попалось не более десятка машин, что они там делают? На перевале пошел снег и задул ветер. Неожиданно. До самой границы километров 10 нас сопровождал Уазик, потом развернулся.

Высота перевала 2 км, но спуск нам показался очень долгим. Немного все портил дождь. Почти до самого Абакана нет никаких населенных пунктов. Дорога бежит вдоль речки. Ее пересекают множество ручьев. Едем медленно. Стараемся вобрать в себя как можно больше впечатлений. Впереди таких уединенных мест не предвидится. По впечатлениям Хакассия сравнима с Алтаем. Разница в том, что Хакассия женского рода, а Алтай мужского. Тут грамматика с географией полностью совпадают. Ни разу не пожалели, что сделали такой большой крюк, съехав с трассы Владивосток — Москва. Оно того стоит.

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

Последний перегон (Владивосток — Севастополь)

В Новосибирск не заезжали. От него до Омска самая скучная дорога. Дорогу делают. Раздражают периодические ограничения скорости до 70 км в час. Качество дороги неизменно и смысл в ограничениях не понятен. Кроме стационарных камер ловят нашего брата и частники. Ехать долго по прямой дороге с ограничениями очень утомительно. Народ не выдерживает и нарушает.

Качество еды и расценки после Красноярска заметно ухудшились. Стали чаще попадаться гаишники. Установка повсюду камер поубавила у них левый заработок. Не знают уже к чему придраться. В Тюменской области захотелось искупаться в горячем источнике. Делаем последний крюк в сторону Тобольска. Там не доезжая села Покровского, родины Гришки Распутина, есть бассейн с горячей минеральной водой под открытым небом. Ранее мы в нем купались в крещенские морозы. Было -32, народу никого. Тут еще перебои с электричеством на некоторое время и луна как раз неплохо светила. Незабываемые ощущения. В этот раз тоже неплохо получилось, как будто в баню сходили.

Глядя на ночь, проезжаем Тюмень. Развязки обалденные, все в подсветках. Размах и масштабы впечатляют, особенно после убогих поселков Тувы. За Тюменью, уже в Свердловской области, ночуем возле трассы. После роскошных стоянок в Хакассии место за лесополосой ощущается как помойка. Ну вот и приехали. Перед городом возле речки моем машину. На неделю, перед возвращением в Севастополь, расстаемся с супругой. У меня планы повидаться с друзьями и навестить брата, у нее — свои.

Сначала еду к Сане — майору МВД в отставке. У него рядом с аэропортом дача, расположенная у истока реки Исеть. Сходили в баню, потом — в город, домой. Квартира на последнем 18-м этаже, двухуровневая. Окна в квартире и балконе от пола. До квартиры добираемся с пересадкой на двух лифтах. Поражает множество коридоров, дверей, которые нужно открывать ключами. Ощущение, как будто попал не в жилой дом, а огромное административное здание. Уровень цивилизации приводит меня слегка в угнетенное состояние. В квартире два сортира и огромная кухня. Очень много продуктов, видов спиртных напитков и всяких приспособлений для приготовления пищи. Ужинаем, пьем, вспоминаем. Любимая тема у Александра — как хреново живется при Путине. Я в это время про себя улыбаюсь.

Следующий вечер гощу у Виталика. У него тоже все хорошо: новая трехкомнатная квартира в элитном доме, неработающая жена, подрастающие дети, два сортира. Виталик продуманный до мелочей. Все у него по расписанию, как у немца. Ни на что не жалуется. Сын учится в УрФУ на каком-то подведомственном Шойгу факультете. Тоже не пропадет. Жена наготовила, как на свадьбу, приятно. Пьем, разговариваем. Мне хорошо после всех дорожных неудобств чувствовать домашнее тепло и уют.

Через день еду на малую родину к брату. Они с женой живут в двухэтажном деревянном бараке в поселке на севере. Все удобства на улице, отопление дровами. При подъезде сердце, как раньше, не замирает. Когда-то поселок строился. Была работа, перспективы. Со временем выработка железной руды и других полезных ископаемых упала, и все потихоньку стало разваливаться. Потом пришли золотари и перерыли всю землю вокруг поселка. Работу населению они не дали, денег — самую малость. Брат за 15 лет работы в шахте так квартиру и не заработал. Мне кажется, и не хотел сильно. Провел в гостях две ночи. Шел дождь. На улице было сыро и холодно. По традиции съездили на речку. С моста понаблюдали за стайками чебаков. У брата после операции болит голова. Грустно. В прошлом он заядлый рыбак и охотник. С женой живут в согласии. Две дочери с внуками живут в Екатеринбурге. Перед отъездом хотел посмотреть барак, где родился и провел детство, но его снесли. На его месте стоит почти построенная деревянная церковь. Грустно и приятно одновременно.

Еду обратно. В планах было повидаться еще с сослуживцами, но настроение быстро меняется, хочется уже домой, в Севастополь. Жене тоже невтерпеж. За Саратовом снова тепло и солнце. Покупаем дешевые арбузы и дыни. В Волгоград заезжать не хотелось, и мы взяли вправо. Нужно было заехать еще к сестре в Пролетарск. Это там, где Буденный родился. Ехали по навигатору козлячими тропами. Дороги разбитые. Было сожаление о принятом решении. Перед приездом ночевали в степи под несмолкающий шум дождя.

Пока мы катались, сестра продала свой дом и проживала у дочери. По этой причине наше настроение ухудшилось. В своем доме она проживала одна, но содержать его на свою пенсию оказалось не под силу. В планах купить квартиру, но не в Пролетарске. У нее пять детей, есть уже и правнуки. Днем мы с ней съездили в хутор Сухой на кладбище. Постояли, погрустили под мелкий моросящий дождь. Уезжал я со светлым легким чувством потому, что фотография на памятнике выглядела свежо, кругом было тихо и чуть торжественно.

В Сухом заехали проведать племянницу. Задерживаться там не хотелось. Окраина богом забытого степного хутора. Хата слеплена из глины и соломы с покосившимися стенами, завешенными грустными серыми коврами. Неухоженное подворье, загаженное курами, утками, собаками и убогий нужник в конце огорода. Даже чай пить не стали. В прошлом Женя, да и сейчас, — любимая, самая близкая дочь сестры. Как женщина поставила на себе крест, располнела, перестала ухаживать за собой. Живут с мужиком вдвоем. Может, и неплохо живут, да мне так не показалось.

Из Пролетарска выезжаем утром. До Севастополя 850 км. Краснодар проезжаем долго. До своротки на Славянск-на-Кубани трасса новая, шикарная, но вся утыкана камерами. Уже на закате подъезжаем к Крымскому мосту. Подъезды пока не построены. Петляем как зайцы. Грандиозность построенного моста не ощутил, темно уже было. От Керчи до Севастополя обещанной четырехполосной трассы пока нет. Едем по отведенным коридорам между дорожными столбиками. Идет строительство.

Ну, вот и дома. Всего проехали 15000 км. Расход 6 литров на сотню очень порадовал. За машину не переживал и менять ее в ближайшие лет 10 не планирую. Несколько фотографий, если получится, размещу.

Дром

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.