Всё про машины простым языком🛣

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

В прошлом 2020 году я отучился в мотошколе Мотостади на Кунцевской и получил категорию А. 

Раньше гонял два года подряд в Крыму на скутер Ямаха BWS 100 по холмам и хотелось сделать то же с запасом по мощности и нормальной геометрией. Еще в детстве я прыгал дерт на великах. Вот и весь мой двухколесный опыт. Зимой 2021 года решил поехать в эндуро тур (у меня же есть права!) Просмотрел операторов и выбрал тур на легких мотоциклах Хонда XR250 от Раша Эдвенчерс Тревел. Изначально хотел поехать от Дербента до Эльбруса. Дербент, вроде как, второй по древности город в мире, а Лезгинка — лучший коньяк из недорогих, и делают ее как раз в Дагестане. Но возвращение из тура попадало на Пасху, а ее я провожу традиционно с семьей, поэтому я выбрал тур от Владикавказа до Сочи, 8 ездовых дней, 1100 км. Посетили республики Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Адыгея и Ставропольский край. 

Дух отпуска ощутил еще 30 апреля в последний рабочий день. С удовольствием скатался в Декатлон на закате дня. Не спеша купил кое-какие шмотки. Заранее взял в прокат экипировку. Накануне вылета, в воскресенье, провел отличный день с женой: гуляли пешком, катались на каршеринге и на электросамокате в обнимку, сходили в кино.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

3 мая.

Рано утром вылетел во Владикавказ. У нас шел дождь, а когда прилетел туда — 25 градусов и солнце.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

 

На подлете был поражен видами гор в иллюминаторе. Никогда вживую не видел таких гор со снегом на вершинах. Вокруг голубое небо, а над горами — облака. Необычно. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Были облака в виде столбов.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

 

Прилетев, с час просто сидел около крошечного аэропорта, больше похожего на советский ДК, и наслаждался солнцем. Пил чай со сникерсом. Познакомился с первым участником группы — Вадимом. Потом с механиком Ильей и еще двумя ребятами. Кажется, это были Саша и Тема.

До отеля ехали на Патриоте (он с прицепом сопровождал нас и далее на маршруте). Отличный отель, с тапочками и халатами. Я ожидал проживание «турбаза-стайл», а такой отель был только один за всю поездку. Гуляли по городу, пили пиво в барах. В один из баров подъехал наш гид Зуев, провел брифинг, подарил фирменные футболки. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Немного прогулялся по городу с Артемом, а потом я отделился от всех и до отеля пошел большим крюком один. Владикавказ очень красивый и уютный город. По крайней мере, в центральной части. Много старых домов, но все выглядят опрятно. Нигде нет мусора, каждый убирается около своего дома, чего напрочь нет в Крыму. Думаю, это связано с исторической ответственностью кавказских народов за свое жилище, а русские в советский период от всякой личной ответственности отвыкли.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

4 мая.

Утром встал пораньше, захватил эспандер, прыгалки и отправился на пробежку. Предполагал, что каждый день, как и в Москве, буду уделять 30-40 минут спорту. Как же я ошибался. Далее завтрак и первая упаковка тела в экипировку. Попросил инструктора определить мне самый покладистый мотоцикл, ибо я совсем без опыта. Покидали в Патриот чемоданы, пофоткались. Тут и далее я в жёлтой куртке.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Сел на мотоцикл и только сейчас осознал, во что я ввязался: у меня нет опыта управления мотоциклом вообще никакого, кроме 9 уроков в мотошколе год назад. Я не знаю особенностей управления мотоциклом эндуро, не имею опыта езды в городе. Стало очень стремно. 

Выехали. Немного прокатились по городу. Мотоцикл не чувствую совсем. Все время кажется, что он упадет. Путаю вверх и вниз скорости. Катимся за город на грунтовку и по ней вверх в горы. Там еще хуже: камни под колесами, я не понимаю, как можно поворачивать руль, все время кажется, что мотоцикл на пределе устойчивости. Еду значительнее медленнее группы. Сначала ехал за всеми, потом за пылью, ими поднятой, потом и пыль осела, еду чисто по главной. В конце первого подъема была смотровая площадка (район Кармадона). 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

За мной ехали еще два парня, Вадим и Леша. Вадим, как я понял, просто раскатывался, а Леша оказался опытным эндуристом, определил меня как наименее опытного и страховал. 

Потом был спуск с перевала по сыпучке — мелким камешкам. Очень тяжело. Переднее колесо постоянно уводило, один раз почти упал. Оттолкнулся от земли на скорости километров 35 — больно. Сразу более-менее сообразил, как тормозить — на первой передаче и заднем тормозе ехал. Физически — безумно тяжело, я не ожидал такого. Доехали до города мертвых. Смотреть не пошел, не люблю всякие кости и смертные темы, да и так устал за первые 2 часа тура, что только сидел и тупил.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

 

Дальше проехали место, где сошла лавина что-то лет 20 назад. Стена из снега, камней и деревьев, высотой 80 метров, несущаяся со скоростью 200 км/ч снесла два села и съемочную группу Бодрова с ним самим. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Были еще какие-то спуски и подъемы. В какой-то момент Зуев сказал, что я еду медленно, а сейчас будет еще один перевал и что мне нужно идти по асфальту с машиной сопровождения. Я очень устал и был рад такому предложению, более того, я хотел закинуть мотик в прицеп и поехать в Патриоте (такую возможность нам озвучивали, когда продавали тур). Но оказалось, что прицеп уже занят и я должен ехать сам по шоссе. Ко мне присоединились еще двое, Вадим и Саша, видимо, тоже очень уставшие. Прогноз обещал ливень, небо стемнело, была четкая перспектива намокнуть. Но намокнуть на трассе явно лучше, чем на перевале, как мне тогда казалось. 

Красивые виды на скалы. Ехали гуськом очень долго, часа полтора втроем и сзади машина. В принципе, нормально, километров 60-70 в час шли. Потом выехали на равнину, там тоже шел дождь и очень сильный боковой ветер. При порывах мотоцикл прям переставляло на метр в сторону, страшно. У меня промокли ботинки и кожаные перчатки, прохладно. Надо отметить, что я побрезговал взять в прокате эндуро боты и поехал в треккинговых ботинках по щиколотку. Как прикалываются ребята — «в кроссовках». Боты вроде как с мембраной, но она явно не ожидала такого обращения. 

Добрались до кафе «Лепешка» в Дигоре, туда же должна была подтянуться основная группа, шедшая через перевал. Их ждали минут 50, спокойно съели вкуснейшие лепешки с сыром и хорошим кофе. Темнело. Приехала группа: на вершине они встретили дождь, туман, глину, утопили мотик в луже по пояс и втроем оттуда вытаскивали. Хорошо, что я не поехал. 

Далее был выбор, ехать по дороге крюком или по грунтовке срезать. Все ожидали простой дороги, но Зуев сказал: «Поедем через лес». Почти стемнело, идет дождь конкретный. Ну, что делать, доели и поехали. Пара сёл и мы въезжаем в лес. Дорога оказалась очень классная — плотная укатанная грунтовка, широкая (метров 6), без грязи и глины. Но с глубокими ямами и лужами. Темно-синее небо, деревья, смыкающиеся сверху и образующие подобие туннеля, и мы мчимся в свете собственных фар. Промокли все в хам. Как ни ставь ноги — любая лужа и ты мокрый, плюс летит вода с других мотоциклов. Один из самых приятных и атмосферных прогонов за весь тур. 

Выехали из леса, запомнилась картина: на фоне почти черного неба еще более черные лошади, склонили низко головы и спят. Покой и природа. Во всех местах, которые мы проезжали в этот день и далее, очень хотелось остановиться подольше, зависнуть и насладиться моментом и видом. Но, к сожалению, тур был построен на пределе, перегоны очень большие и все время нужно было успевать куда-то. Обязательно еще вернусь на мотоцикле в этот регион с небольшой группой и проеду медленно, с остановками и меньшими пробегами. 

Тёма пробил колесо, остался ждать машину сопровождения. Несколько раз останавливались смотреть навигатор. Нам нужен был поселок со смешным названием Бабугент, там отель. Зуев давно уехал вперед, а я и еще несколько человек ехали с машиной. Нашли Бабугент. Все промокшие, дико уставшие. Едем через Бабугент. Проехали Бабугент, все в ужасе. Ок, еще 10 минут и мы на турбазе «Голубые озера». Обычная турбаза, совковые номера. Ради нас врубили отопление пожарче. Каждый распихал мокрые шмотки куда мог, переоделся и сполз в столовую без сил на ужин, специально для нас поданный в неурочное время (ближе к 21).

На столе нарисовался коньяк «Лезгинка». Я пришел в полный восторг, пока не узнал, что он стоит 150 рублей. На деле это был коньячный спирт — скорее, как водка с карамельным красителем. И кола нашлась литровая, так что дело пошло, и через полчаса все оттаяли и хохмили про сегодняшний день. Саня поведал диалог с продавщицей коньяка: «Коньяк есть?» — «150» — «Чего?» — «Рублей» — «Три» — «Чего?» — «Бутылки». Кушали очень много — большая порция салата, пюре с бефстрогановом, хычины с сыром. Компания у нас собралась замечательная, все примерно одного возраста и очень веселые ребята. Спать отправились в приподнятом настроении — Зуев обещал, что завтра пробег у нас небольшой и надо успеть к подъемнику на Эльбрус, это до 15 часов. А сейчас — спать. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

5 мая.

Турбаза стоит в лесу. Воздух просто сумасшедший. Кровать есть, горячая вода есть, еда очень недурная, и номер стоит порядка 1000 рублей. Кайф! Утром все было влажное, но без дождя. Как и всегда, очень хотелось просто тут побыть, без гонки. Позавтракали, закинули вещи и выехали. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

На обед остановились в ресторане при некоем отеле, ели осетинские пироги с мясом. Естественно, пироги делали прямо тут для нас, они были огромные, жирные и очень вкусные. Мясо острое, перчить не понадобилось. 

В какой-то момент снова разделились — я и Лёша остались в компании машины сопровождения, остальная группа ушла вперед. Ехать с Илюхой оказалось одно удовольствие: останавливались на каждом красивом повороте, чтобы сделать фото.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выехали к Чегемскому ущелью. Узкая двухполосная дорога, рядом бурлящая голубая река, каменные стены высотой метров 70. И в этой тесноте еще и базар устроен, все паркуются как могут, во многих местах разъезд в одну машину. Даже не представляю, как тут в сезон, ибо движение по ущелью двухстороннее, все это может хорошо встать. Реку пополняют несколько приличных водопадов. Есть мостики для фото. Остановились там, пока фоткались, сушили перчатки на двигателе Патриота по совету Илюхи.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Поднялись выше и въехали в облако. Туман оказался невероятной плотности, я никогда в таком не был. Видимость упала до 15 метров. Только дорогу под колесами видно. Иногда с боков проступают большие камни или склоны горы, будто проявляясь на карточке полароида: вначале просто белый туман, он чуть темнеет по контуру горы, еще, еще, в последний момент она проявилась, но ты уже проехал мимо. Встретили в тумане джиперов и подобрали Артема «Ростов», у которого заглох мотик. Завели с толкача. Спускались с высоты, и туман отступал. Доехали до поселка Былым — от него поворот налево и прямая дорога на Эльбрус.

Дорога очень красивая. Едешь по широкой долине, по сторонам поляны и домики, впереди вид на Эльбрус. Огромная снежная гора показывается и исчезает за другими холмами, постепенно приближаясь.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

 

По пути то переезжаешь Баксан — широкую, быструю, бурлящую реку, то едешь вдоль нее. Идеальный асфальт, я разогнался уже километров до 80, машин мало, почти никто не обгоняет, так как скорость приличная. Ехать одно удовольствие. Добрались к 15 часам и, не переодеваясь, отправились на подъемник. 

Все в мотообуви. Подъемник стоит 1500 рублей один подъем или 1700 рублей — сколько хочешь. Кто постоянно катается — покупают за 1700, делают утром пораньше несколько спусков и после этого продают билет другим людям внизу за 1000 рублей, те делают еще несколько спусков. Подъемников три, с пересадками. Когда мы были, снег внизу горы уже подтаял и смешался с песком, поэтому большинство лыжников катались от вершины до первой станции, не до низа, чтобы не убивать скользяк лыж.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

При подъеме на гору уши не закладывает, но смена давления ощущается. Сложно описать, глаза как-то пучит. Подъемник идет в абсолютной, полнейшей тишине. Подъем до высоты 3850 метров, а низ горы, где наш отель, находится на высоте 2300 метров. Наверху виды потрясающие, очень чистый воздух. Ноги словно ватные, любой шаг дается с трудом, будто на тебе рюкзак 70 кг. На ратраке или снегоходе можно подняться выше, смысла в этом не вижу. Выпили глинтвейна. Первый горячий глоток на такой высоте — просто бомба. Если не катаешься — просто стоит заехать туда и выпить глинтвейна. У меня моментом сгорел нос. Видел много обгоревшего народа. На такой высоте надо закрывать все лицо балаклавой. Много красивых живых людей обоих полов и всех возрастов. На спуске познакомились с мужиком за 40, который участвует в подъеме на Эльбрус забегом. То есть они туда бегут налегке в кроссовках и кошках, с высоты 3850 до 5500, что-то за 4 часа. Вот же здоровья у людей. Но был он, конечно, немного странный. В противовес вспоминаю накрашенную девушку с огромными ресницами, которая вульгарно курила на вершине. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

В нашем номере мансардное окно, через которое видно заснеженные вершины городов. Взял в баре пива, сколько влезло в руки, чем привел в восторг некоторых членов команды. На сон грядущий долго болтали с Артемом по работе и жизни. Назавтра нужно вернуться к Былыму, от которого мы поворачивали на Эльбрус. Так как я еду не спеша, договорился с Зуевым, что поеду раньше других один и подожду в Былыме. 

6 Мая. 

Пришел в столовую на полчаса раньше, уговорил подать завтрак. Уже когда доедал, стали спускаться наши, но мне этой разницы было достаточно. Упаковался, попросил не забыть мой чемодан и выдвинулся в Былым. Дорога от Эльбруса не хуже дороги к Эльбрусу. Одному ехать просто супер, никого впереди, никого сзади, только ты и дорога. Несколько раз останавливался для фото, если кто-то догонял сзади — притормаживал и пропускал, пока никого не было, тренировался закладывать в повороты и рулить.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Необычно выглядят молодые березки под огромными скалами, в Крыму такого нет. Добрался до развилки у Былыма, открыл баночку колы и сел около мотика позвонить жене. Довольно быстро пришлось встать, так как каждая вторая машина притормаживала и спрашивала, все ли у меня ок. Разговорился с проходящим мимо пастухом про его лошадей. Все лошади, как и другой скот, на Кавказе выглядят ухоженными и здоровыми.

Подъехали наши, я быстро нацепил шлем и встроился в колонну. Немного проехали прямо и поднялись к озеру, которое на самом деле — отстойник какого-то химического производства, но все туда едут, как на достопримечательность. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

От него двинули выше в горы и должны были проехать красивой дорогой примерно в Хасаут. Пока ехали, видели на очередном холме черную лошадь, на ней высокого мужчину с ружьем. Первый сложный подъем: длинный уклон, крупные и мелкие камни, сверху по всей дороге течет талый снег, справа не то чтобы обрыв, но откос будь здоров, наверху подъема грязь. Стоит отметить, что, так как у нас большие пробеги по асфальту, на мотоциклах стояла дорожная резина. Не такая конечно, как для Москвы, но и не грязевая. И на многих мото весьма подуставшая.

Залетел на подъем хорошо, с разгона. Наверху засел в грязь, пытался выйти враскачку сам, но уже начало вонять сцепление. Застрял, ногами уперся, но не упал. Поднял глаза — в метре от меня лежит без сил Саня на спине и стоит Вадим — только что вытаскивали чей-то мот. Надо сказать, что тащить из грязи мотоцикл весом под 100 кг на высоте около 2000 метров очень непросто, выдыхаешься сразу, воздуха не хватает. Ничего не говоря, постоял так минут 5, отдохнул сам, отдохнули парни и толкнули меня. Наша цепочка растянулась очень значительно с группировкой людей около очередного препятствия. Потом был еще один сложный подъем: он начинался резким поворотом, поэтому зайти на скорости было не вариант, и состоял из крупных камней с арбуз резкими уступами набирающих высоту. Заехали сами человека два, еще два упали наверху, почти заехав, за остальных мотики наверх загнал Зуев, отметив при этом, что «с такими скилами мы далеко не уедем». Из нашей группы только двое имели опыт эндуро, остальные ребята катались раньше по асфальту. Уверен, что если бы такое препятствие дали нам уже в последний день тура — все бы залетели на него без проблем. И по всей этой дичи за нами ехал Патриот с тяжелым прицепом. Я просто не понимаю, как он забрался. Отстал он сильно — сдували колеса. 

Сверху открылся невероятный вид на все Кавказские горы, не зря заехали. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Умудрились потеряться в холмах. Над нами парили орлы. На одном из холмов, когда все кое-как собрались, встретили уазик. Двое мужчин раскидывали отравленное мясо, чтобы убивать волков. Сказали, дальше нам проехать будет сложно: на дорогу в нескольких местах сошли приличные сугробы. Дополнительную ясность внес турист на велосипеде, который ехал (точнее, велосипед ехал на нем) как раз оттуда и по той дороге, куда мы хотели. Он сообщил о трех сугробах, длиной около 10 метров каждый и глубиной с метр. Без возможности объезда. Принято решение вернуться в Былым и идти по асфальту.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

И тут я слышу какую-то дичь про 180 км по асфальту. Уже 14 часов, мы убитые от этих подъемов, а впереди 180 км асфальта. Патриот застрял в грязи на подъеме. Помогаем ему, все вместе руками разворачивая прицеп. Выясняется, что у прицепа лопнул пневмобаллон и где-то там еще лопнул каркас. Забегая вперед, пока мы ехали до отеля, Илюха успел найти в ближайшей деревне сварщика, все переварить и заменить пневмостойку на обычную от десятки. И приехал в отель всего на минут 40 позже нас (у него были все наши гражданские вещи и куковать без них был бы неприкольно). 

Пропилили от Былыма минут 30 и за Лашкутой тормознули на Роснефти заправить мотики бензином, а себя — кофе и шоколадом. Разговорились с местными эндуристами, которые тоже заехали на заправку. Они рассказали, что можно проехать через красивый каньон от деревни Кенделен, куда мы и отправились. У нас прямоточные глушители, звук от мотоциклов очень сильный, и слышно нас издалека. Во всех деревнях дети и взрослые выходят посмотреть, все машут, это очень приятно. В Кенделене на обочине стояли девочки с подносами и на них пирожки, трогательно. На трассе часто водители моргают нам, сигналят и показывают палец вверх. Ну и, разумеется, нам машут все встречные мотоциклисты. 

Кенделен оказался весьма длинным поселком. Вообще, не видел на Кавказе деревушек вроде наших, на несколько десятков домов. Если населенный пункт, то это как минигородок. После Кенделена начались какие-то альпийские луга: холмики с нежной, пушистой зеленью, не хватает разве что домика хоббитов.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Каньон (Тызыльское ущелье) с рекой и дорогой внизу производит грандиозное впечатление.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Дальше холмов становилось все меньше, мы поехали по грунтовке через поля. Я довольно сильно разогнался и не отставал, пока не попал на скорости в колею. Успел немного замедлиться, но упал. Разбил зеркало и немного поцарапал ногу. Это убавило прыти, я снова сбавил скорость. Дальше виды стали уж какие-то совсем степные. Солнце висело над горизонтом, било в глаза и размазывало длинной тенью все бугры на дороге. Это очень мешало ехать, а ехали мы в пригород Ессентуков. Перед ним опять потерялись, и так получилось, что я интуитивно выбрал верную дорогу, и потом Зуев всех собирал вокруг нашей отбившейся тройки.

Приехали к приличному отелю «Старый двор» еще засветло. Илюхи с вещами не было, и мы отправились в украинский ресторан при отеле. На входе (а мы все грязные, в экипировке, в мотоботах) нас встретила очаровательная девушка, держащая поднос с рюмками свежей хреновухи и черным хлебом с салом. Надо отметить, что такого чудесного напитка я ранее не пил: слегка белесый, мутноватый, с волокнами. На вкус кисло-терпкий, со сладким послевкусием. Крепость до 40 не дотягивает, может, градусов 30. Разумеется, за ужином многократно заказывали графины этого нектара. Даже пришлось подождать, пока «подготовят свежий», уж не знаю как. Еще там были тарелки с мочёностями, зеленью и тазики с шашлыком и люлями. Замечательный финал дня! Некоторые любители приключений отправились гулять в ночные Ессентуки на такси.

7 мая.

Кто всю ночь не бухал — едет утром в Ессентуки смотреть источники минеральной воды. На одном такси поехал Зуев с девушкой, на другом я и еще трое ребят. Сказали водителю: «Езжайте за той машиной», на что был ответ: «Это они за нами ехать будут». И водитель вместо ожидания за первой машиной на переезде, свернул на шоссе и погнал в объезд. На светофоре сообщил нам, что: «Месяц плохой, несколько раз попал в аварию, в том числе в лоб». Тёма заметил, что это ни хрена не то, что сейчас хотелось бы услышать. 

Приехали в Курортный парк. Много красивых фонтанов и павильонов разного назначения. В одних — краники с минеральной водой, в других можно принять ванну в этой воде или обмазаться целебной грязью. Когда строили город, была только равнина и источники. Всю зелень будущие горожане сажали сами. Это было давно, поэтому парк выглядит уже весьма древним. Попробовали воду №17 и №4. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Очень вкусно, слегка газированная. Впечатление портит только очень сильный привкус и запах металла, уверен, это из-за некачественных труб. Прогуливаясь по парку, ощутил, как же сильно уже устал и что очень нужен хотя бы день отдыха, походить ногами. 

Позавтракали и выдвинулись на плато Бармамыт. В Кисловодске был ремонт дороги, очень узко, и мы толкались в пробке на солнце. А ты в непродуваемой куртке, чтобы на скорости не замерзнуть. Жарко. Дорога на плато ужасная — грунтовка по полю с кучей ям, ямок и колей. Постоянная вибрация, и я пытаюсь угнаться за остальными, при этом не навернувшись. В разговоре с ребятами узнал, что в большинстве случаев они гонят наудачу, рассчитывая на то, что подвеска все съест и чем больше скорость, тем лучше, «точно пролетишь». Я так на авось не могу. В общем, почти не отставал, что меня изрядно уморило. Ехать было скучно, так прошло с час. Ближе к концу пошли снежные кучи, от которых по склону текла вода, стало намного интереснее. Кто-то лез в грязь, кто-то объезжал.

С плато традиционно — крутейший вид. До этого я был только в Крыму и не было в моей жизни мест, откуда можно смотреть на сто километров и видеть какие-то объекты. Очень приятно для глаза и мозга, визуальный массаж.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Далее по плану было спуститься с Бермамыта вниз и пройти красивой дорогой с бродами. Пришла туча на уровне плато, прямо поглотила нас. Мимо пролетали ошметки тумана. Похолодало, все надели теплую поддевку и дождевики. Немного проехали в сторону дороги, по которой планировалось спускаться. Выглядела она опасно — вся мокрая, со снегом, крупными камнями, спусками, заканчивающимися резкими поворотами. Зуев и Илюха поехали проверять дорогу, а мы устроили привал и перекус. 

То ли высота, то ли усталость — ржали до слез. Чуть было не открыли оставшуюся с Бабугента бутылку коньяка. Разведчики вернулись, Илюха с дикими глазами сообщил, что там жесть, «даже ему страшно» и можно просто улететь. И, вообще, каждый год на этой дороге кто-нибудь улетает. Увы, пришлось ехать обратно так же, как приехали сюда — по ужасной дороге на плато. Я конкретно скинул скорость и ехал в компании одного Лёши. Желание оставить мотик Зуеву, послать всё нахрен росло как на дрожжах.

Проехали плато, привал. Лежу без сил, злой на все. Парни решают ехать на перевал Гумбаши, «Там точно есть кафе». Дорога на перевал красивая, но асфальт плохой. Первая плохая дорога попалась, до и после этого все дороги на Северном Кавказе радовали. А тут ямы, трещины. Опять все летят, я поехал не спеша. Замерз, усталость навалилась просто невыносимая. На перевале нашли кафе, заказали хычины с сыром и травяной чай. Представить дикость пить травяной горный чай с сахаром я раньше не мог и в страшном сне, а тут сам своей рукой положил две ложки. Выживание. 

Пока все продолжали хохмить за едой, я сидел сычом и пытался гуглить варианты, как отсюда выбраться и сколько стоит такси до аэропорта. Вид с перевала классный, тоже обязательно вернусь сюда. Наша цель на сегодня — Домбай. 

Вниз с перевала дорога пошла хорошая через деревни Верхняя и Нижняя Мара. Отличные виды, много зелени и животных. Остановились, чтобы не сбить телят, перебегающих на другую сторону дороги. Спустились в Карачаевск и по аналогии с Эльбрусом — поворот налево и по трассе до конца, до горы. Я уже приноровился на асфальте идти 80-90 км/ч и отстал от группы только перед самым Домбаем, когда основательно потемнело, а повороты дороги стали более частыми. Дорога на Домбай уступает по красоте дороге на Эльбрус, но тоже недурна. 

Прибыли. Ребята двинули в ресторан, а у меня на это сил не осталось. Тупил с час в телефон и обыгрывал сценарии, как я завтра отсюда поеду на такси в Минводы и самолет до Москвы. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

8 Мая.

Утром вкусно позавтракали. Парни ругали поджаренные сосиски, а я был ими весьма доволен. Еще нашелся омлет, сыр и мой любимый чили в мельничке. Настроение понемногу пошло вверх. А тут Зуев написал в чат, что по трагическим личным событиям экспедицию покидает Вадим. Значит, его мотик займет в прицепе единственное свободное место и отступать мне некуда. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Поднялись на Домбай на двух подъемниках, второй открытый. Очень прикольно. Под ним — буквально дорожка из перчаток и шапок. Подъем стоит 1500 рублей. Виды не такие масштабные, как на Эльбрусе, но как-то уютнее. Подобрал для сына камень, он собирает камни из разных мест. Учел промах на Эльбрусе и был в темных очках, в полной мере наслаждаясь видами. Очень жаль, что забыл в Москве бинокль. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

По дороге обратно вели интересную беседу с Павлом про образование детей — его дочка учится в Канаде. 

Выдвинулись на мотоциклах. В Теберде заехали в гости к местному эндуристу Рустаму — он планирует делать радиальные эндуро туры и на этой теме знаком с Зуевым. Хорошо знает местность и отговорил идти сегодня на маршрут с бродом, так как сейчас высокая вода. У Рустама была нормальная бумажная карта с высокой детализацией. На таких всегда есть дороги и тропы, невидимые для навигатора. Хозяин потчевал нас из огромного казана жареной картошкой, кабачками и грибами, все обильно сдобренное маслом. Божественно вкусно. Также был салат с очень густой сметаной, который я обошел вниманием и, как показал дальнейший день и санитарные остановки ребят, — не зря. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

По погоде, интересным препятствиям и погоде сегодняшний день — самый лучший. Отобедав у Рустама, заехали в Сентинский храм. Впечатление не произвел. Фресок нет, внутри все расписано и расцарапано именами вандалов и датами их посещения. Такими далекими, что иных уже и нет в живых. Красивый вид от храма на долину. 

Дальше поднимались по грунтовке на вершину плато. Много хвойных деревьев. Порой въезжаешь в волну горячего, пахнущего смолой воздуха. Были подъемы и спуски по камням, дорога не скучная. Ехали некоторое время по вершинам холмов.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

 

В некоторый момент дорога разделилась — была верхняя дорога с затяжным скоростным подъемом и нижняя, вроде как попроще. Ехать вверх многие сочли за лишнее напряжение и отправились по низу, так как дальше дороги встречались через пару километров. Нижняя дорога стала настоящим испытанием: сначала появились кочки, они начали расти в размерах, потом камни. Кочки странные — в виде столбов из земли, диаметром порядка 20 см и от 20 до 30 см высотой. С такой кочки с большой вероятностью соскользнешь вниз, а тут другая или камень. И расставлены они в шахматном порядке. Ехать сложно, но очень интересно. Я почувствовал себя в родной стихии, когда не нужно гнать, а нужно быть одним целым с мотоциклом. Обогнал замедлившегося Саню и поехал вперед. Пришлось попотеть. Кончался весь этот триал настоящим камнепадом из крупных камней, через которые тек ручей и сразу за ними — земляной подъем без возможности объезда. Все получилось пройти, и я не упавши добрался до, как мне казалось, развилки. 

Традиционно немного потерялись все, опять нашлись и пошел спуск. Спуск проходил по лесу, по дороге с ямами, кучей поворотов и, кое-где, с грязью. Кайф! Нужно было аккуратно технично спускаться на 1-2 передаче и заднем тормозе, иногда давая ему отдохнуть, задействуя передний. В конце, в поселке с красивым названием Хасаут-Греческое, мы нашли хычины с сыром, заварной кофе и энергетики. При том двое из нашего отряда испытывали сложности со спуском. (Спустившиеся с горы джиперы сообщили: «Там наверху ваши, сказали, без инструктора спускаться не будут»). Зуев отправился им навстречу, а мне это сулило полчаса спокойной еды и отдыха. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Подъехали оставшиеся члены команды, перекусили. Кто устал — двинулся в объезд с машиной сопровождения, а мы — далее, смотреть на второй по размеру в мире телескоп. От Хасаута в Маруху пошла лесная дорога с ручьями и большим количеством грязи. Приходилось балансировать на грани, дозировать газ, мочить ноги в грязи, кататься по лесным тропинкам. Это мне очень понравилось — лес и грязь. Потом ненавистная грунтовка, по ней летели больше часа. Наткнулись на красивое место: на дорогу сошёл огромный сугроб, в котором прокопали «ущелье» по ширине машины. Проехали через него гуськом, Зуев снимал видео. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Телескоп не сильно впечатлил. Возможно, нужно посетить его внутри, экскурсии проводятся. Телескоп установлен на горе, и от него вниз идет идеальная новенькая дорога, на которой никого нет, так как она идет только к телескопу и закрыта для свободного проезда шлагбаумами. Черное полотно серпантина с плавными поворотами и отбойниками. Притопили на ней все, это было похоже на медитацию, скорость перестала ощущаться. Дорога маркирована Р285. 

Потом прогон до Архыза. Это вроде деревни. Совсем мусульманское место: много бородатых мужчин угрожающего вида, нигде не продают бухлишко. На завтра обещали ливень весь день. Конкретный такой бескомпромиссный ливень. 

9 Мая. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Если бы была хорошая погода, мы должны были поехать через Пхию в нашу конечную точку — Солёное. И ехать по интересной дороге: раньше она была с трудом проходима, сплошное рубилово, сейчас же там начали прокладывать трассу, что добавляло колорита. Однако ливень пришёл по расписанию, а на той дороге предполагались глиняные участки, совершенно непроходимые с нашей резиной. Поэтому нам предстояло проехать что-то около 120 км в объезд по асфальту. Я обмотал ноги в пакеты и сверху скотчем, поехали. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Доехали до станицы Зеленчукской, потом налево до Преградной. По дороге заправлялись. Промокли насквозь: все штаны, обувь, перчатки. У меня только голова и грудь оставались сухими. Что может быть хуже? В кафе отогрелись, пили чай и кушали, Илюха сушил наши перчатки на моторе Патриота. Точнее, согревал — когда поехали, я одел мокрые теплые перчатки. Пара минут комфорта — неплохо. 

Ехали почти по равнине — такого сильного бокового ветра я никогда не ощущал. Порыв — и тебя переставило на метр влево. Холодно. Температура воздуха +3, не переставая идет сильный дождь, ветер и мы несемся. Пальцы на руках онемели. На ногах — начинают неметь. И вот пошел снег.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Белые липкие хлопья. Почти ничего не видно, пришлось скинуть скорость. Каждую минуту протираю рукой шлем, на штаны падают с груди налипшие кучки снега. Руки настолько замерзли, что я их не чувствую. Еду и прикидываю, можно ли отморозить пальцы в таких условиях? Нужно остановиться и срочно сунуть руки Илюхе под капот или забить на боль и ехать? Выбираю второе. Отпускаю с руля то одну руку, то вторую и через боль разминаю пальцы. Пытаюсь пошевелить пальцами ног — ощущаю, как перекачивается вода из носка в пятку. В кафе запомнил названия деревень до цели, это немного помогало. Изысканной издевкой, на которую все по дороге обратили внимание, была петляющая, несколько раз пересекавшая нашу дорогу, речка Тёплая. 

В Соленом заселились в очень приличный отель, шутили что «самый лучший день» явно «заходил вчера» (слова из песни Лепса). Я растер ноги согревающей мазью, поужинали с коньяком, получили в подарок от грузин с соседнего стола бутылку отличной чачи. Через час отправились в банный комплекс. Была сауна, хаммам, бассейн. Восстановили здоровье. Перед ночью небо совестливо расчистилось и осветило всё лучами заходящего солнца. Около отеля, прям в 15 метрах течет быстрая и бурная река. Территория ухоженная, уютная. Трое наших отправились продолжать вечер с грузинами. По слухам, даже нашли общих родственников. Но ехать назавтра им было особенно сложно. 

10 мая.

Сегодня мы едем в Адыгею на хутор Весёлый. Как всегда, два пути — интересный и по асфальту. Интересный начался с поселка Шедок и шел через лес. Там мы планировали посмотреть дольмены и сквозную пещеру 250 метров длиной, я специально зарядил фонарь. Должны были доехать по лесам до Бесленеевской. В деревне Шедок Зуев, ехавший первым, на глазах у местного жителя сбил курицу и поехал дальше. Местный при этом развел руками в немом вопросе. Это было странно: в первый день сам Зуев на брифинге рассказывал нам о том, как ревностно местные жители относятся к своей скотине и про случай, когда байкер гонял овец, одна из них сорвалась со скалы, а ему потом выстрелили в спину дробью и ранили. Тут у всех есть оружие. Ну ок, пролетели, я ехал последним и видел, как курица с размозженной головой сучила лапками. Даже не подумал тогда, что её укокошил кто-то из наших.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Потом было поле и много грязи. Потихоньку добрались до леса, там совсем все сложно: глубокие колеи, скользкая грязь. Впрочем, даже на поганой резине мне это по душе, полетели. Проехали ⅔ леса, дорога становилась всё суровее. Остановились, Зуев поехал на разведку. У него хорошая резина и, вроде как, он спортсмен. Через минут 20 дозвонились — он утопил мотик в луже, нужна помощь. Поехали вперед двое ребят с опытом и самой хорошей резиной. Прошло еще минут 20. И тут до всех доходит, что, вероятнее всего, вперед мы не проедем и придется возвращаться через деревню, где мы убили курицу. Это был самый страшный момент во всем путешествии. Не обрывы и горы, а вернуться в деревню, где из-за пофигизма одного человека всех могут ну, минимум, побить хорошенько. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Приехал Зуев. Ребят, которые его вытащили, он отправил рубиться до следующего поселка. Они втроем выехали из леса на перепаханное поле, и вроде как те двое по нему поехали. И вот мы все возвращаемся в деревню. Поехали объезжать деревню с краю. Опять все потерялись, потеряли Зуева. Вместо того, чтобы быстро пролететь и уехать, мы то глушили, то заводили моторы и катались по улицам. Наконец выбрались. Звонят те двое, которые поехали в поле — проехали почти все поле, но уже застряли насмерть: на колеса намоталась глина, толкать невозможно — глина по колено, мотики не едут, сожгли сцепление. Поехали спасать. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Объехали лес по дороге, прибыли примерно к месту предполагаемого выхода парней с пашни. За эти полчаса они нашли помощь и нам предстала картина: по полю едет старенький трактор, на веревке тащит мотоцикл, который с двух сторон поддерживают ребята. Потом поехали за вторым, а я отдыхал. Рядом текла река, загнали туда эти два мотоцикла немного почистить. Зуев подтянул тросик сцепления и мотоциклы снова поехали. На мойку — мыться. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выбрались на трассу, все собрались кушать. Я же, сытый колой и шоколадкой, выдвинулся вперед один. Дорога была — одно удовольствие. Отличный асфальт, очень мало машин. Несколько раз останавливался сделать фото.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Ехал быстро. К боковому ветру уже привык. Повстречал на пути тучу с дождем. Рассудил, что лучше я сниму и спрячу печатки, потерплю, а когда дождь кончится — одену их сухими и теплыми. Так и сделал. Добрался до Майкопа, дальше налево на Каменномостский. 

Остановился на Лукойле, залился, взял чай и хот-дог Сибилла. Сосиска в нем ждала меня на подогревателе, кажется, уже дней 5 и усохла до состояния карандаша. В полной мере ощутил дух дороги и что теперь он — со мной и никогда не отпустит. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Добрался до Весёлого. Пока выбирал, как фотографировать мот на фоне гор, подъехал очень приятный парень, хозяин хутора, поболтали с ним. Не успел я сесть на мот, прилетела основная группа. 

Заселились в дом «Адыгея Монамур». Его этой весной основали Женя и Аня. Просто взяли и свалили из Костромы, всё продав и купив два гектара и дом, куда уже вложили кучу времени и сил, получилось уютно и душевно. В планах глэмпинг там же, радиальные мототуры и еще много чего. Женя сам эндурист, сейчас можно приехать на своем мотике и кататься с ним, а позже приезжай налегке и катайся на «Моторлендах», пока жена с детьми на треккинге в лесу. Такая затея мне понравилась, посылаю в Космос мощный заряд, чтобы всё у них получилось. Мало кто ввяжется такое дело делать. 

На ужин хозяева угощали куриными ножками с картошкой и салатом, проводили дегустацию монастырского вина. До этого мы ночевали по двое, а тут комната на четверых, просторно и уютно. Поболтать перед сном вчетвером веселее, чем вдвоем. Но все же не зря я взял с собой беруши. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

11 мая.

Последний день. Сегодня только дороги. До Майкопа, потом Апшеронск, Туапсе, Сочи и Адлер. Порядка 250 км, звучит просто ужасно. Ребята напугали дикими сочинскими водителями. Завтракали нормально сваренными (не в кашу, твердыми) макарохами с сосисками. Я нашел соевый соус, ну а больше ничего не надо. Выдвинулись вместе, в одном темпе. 

Где-то не в районе Каменномостского Зуев нас попробовал вывести на дорогу около озера. Судя по всему — отличную и интересную, лесную. Но там после всех этих дождей был полный хлам уже на подъезде, увы. Двинули дальше, после Каменномостского ушли налево в деревню и минут 20 перли в обратку по сельской дороге на хорошей скорости. Я останавливался, проверял направление, не хотелось опять куда-то упереться и возвращаться. 

Потом выехали на недурную грунтовку и по ней летели минут 30. Оказалось, это мы от Курджипской срезали до Апшеронска и избежали трафика. Когда вышли на Апшеронск, Зуев сказал, вроде есть объезды, но они также размочены дождем, поэтому гоу на трассу. Я пробил переднее колесо. Не знал, что на пробитом колесе можно ехать. На 30 км/ч добрался до кафе и, пока съел большую шаурму с колой, Илюха уже заменил камеру. 

Договорились следующий привал сделать после Туапсе, когда уже встанем на Сочи. Повстречали группу человек 7 на гусях, тоже с машиной поддержки. Я очень стремно проехал через одноколейку: рельсы были на уровне асфальта, под углом градусов 60 км/ч к направлению движения, заметил поздно, так как были они на небольшом подъемчике. Колесо у меня хорошо сместилось. Шел километров 60. Наверное, спасла скорость, о которой говорили ребята. Мне кажется, на 50 км/ч я бы улетел. Вот и всё, Туапсе. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Затусили на заправке хорошей, покушали кто что горазд, выпили мерзкий кофе и поехали по знаменитым серпантинам до Сочи. Старался держаться правее. Где позволяли участки — фуры и даже газели нас всегда пропускали. Такой медитации, как когда от Телескопа спускались, конечно, не было, тут была прям работа. Зависаешь на хвосте у 2-3 машин, идущих за тихоходом, выжидаешь участок с хорошим обзором. Первые вылетают легковушки, ты уже топишь сзади, тоже обходишь тихохода, потом, если позволяет участок, и легковушки. Дальше пытаешься от них оторваться — неприятно, когда в пяти метрах за тобой топит какой-нибудь седан. Для отрыва нужны не прямые (там легковушки топят немилосердно), а повороты — на них мы разгоняемся и тормозим быстрее, на этом и уходим. 

Потом были несколько длинных тоннелей в Сочи. Ребята начали перестраиваться там кто как мог, а я рассудил, что коли у меня правого зеркала нет, то обгонять на двухполоске весьма рискованно. Отстал от основной группы и не спеша ехал до самого отеля по навигатору. И хорошо — ребята по приезду были сильно не согласны со стилем движения группы по городу. 

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Всё, последняя гостиница! Помылись, двинули в город на набережную покушать и погулять. После второго бара рядом обнаружилась парковка с множеством заряженных электросамокатов Woosh. Всем взяли по самокату и поехали кататься. Выехали на набережную, и как-то мы с Саней оторвались вперед. Чуть притормозили подождать наших, и тут бойко подходят две девушки: «Ребята, подвезите до Редиссона». Не вопрос! На скутере девочка становится перед тобой, а ты, обнимая ее сзади, держишь руль. Излишне расписывать, как это приятно после 8 дней мото-треша с мужиками. Разболтались с моей пассажиркой и крайне вышло забавно: я за несколько первых вопросов прознал, что она — замдиректора в одной из частных школ у меня на районе. Дальше обсудили школу, в которую я отдал сына. Правда, девушка заметно приуныла с того момента. Не понимаю, почему.

Еще вечером я думал остаться тут на недельку, прийти в себя. Но утром передумал. Взял билет в Москву, рассудив, что Адлер, вероятнее всего, такой же, как и все наши курортные города: ни стиля, ни уюта, ни архитектуры. Помогли Илюхе и Зуеву перегнать несколько мотиков в транспортную компанию.

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Быстро собрался и неожиданно вписался к троим нашим, заказавшим такси-автобус до аэропорта. Прекрасно провели время за разговорами, два часа с книгой и вот я в Шарике, льет дождь, и весь каршеринг уже разобран. Садился в машину с дикой тоской, что приключение закончилось. Казалось, что я приехал в какой-то дурацкий фильм из реальной жизни и туда нужно срочно вернуться.

Отлично иллюстрирует тогдашнее состояние моей души дальнейшая зарисовка. Через пару дней после прилёта поехал с семьей на дачу. Часа два рубил и жёг ветки, упахался. Натопил душ, помылся и в 6 вечера лег спать. В 21:00 проснулся от движухи жены, готовящей детям постель. Сначала я подумал — «какого хрена она тут делает?» Потом: «Ок, она ляжет со мной, а куда лягут парни? Так, двое на ту кровать, один на террасе и один на кухне, трое наверх». Это все я думаю на полном серьезе, дикими открытыми глазами глядя на жену. Потом думаю: «Почему не слышу мотоциклов?» А жена уже на меня смотрит, как на больного. И финал, говорю ей: «Где байкеры?» … Серьезно. Тут уж я начал приходить в себя.

Со мной такого никогда не было. Никогда не было и такого приключения в компании единомышленников. Я познакомился с офигенными людьми, мы ржали всю дорогу и только благодаря им я доехал до конца. Всегда чувствовалась команда, поддержка в любой мелочи, не было ни одной злой шутки или насмешки. Обязательно вернусь на эндуро на Кавказ, в Приэльбрусье. Одно из самых ярких впечатлений в жизни Всем желаю того же. Всегда лучше жалеть о том, что сделано, чем о том, на что не решился. Поэтому — вперед!

Выживание на Северном Кавказе, или Мой первый Эндуро

Дром

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.